Авторская ремарка к ogrimeдийному изданию

Возможно, этот тизер превратится впоследствии в рассказ, а то и в повесть...

end faq

Его чувства походили на широкую равнинную реку, что течет неспешно, без суеты. Они были довольно предсказуемы, в отличие от ее вечно меняющегося настроения. Ее эмоции напоминали плазму, которая может существовать только здесь и сейчас, удерживаемая мощным магнитным полем. Его полем. Но стоило ему ослабить хватку, как плазма тут же перетекала к другому полю. А без поддержки она и вовсе не могла существовать, мгновенно распадаясь на элементарные частицы. И все-таки, в отличие от частиц, ее плазменные (или пламенные?) чувства обладали какой-то внутренней памятью, и когда сила очередного магнитного поля слабела, она вспоминала, что где-то есть он... В одну реку нельзя войти дважды, но река его чувств принимала ее всякий раз пусть обновленная, но все-таки своя, знакомая и... чуть ли не домашняя. С ним было легко: не надо притворяться, соответствовать. Ей даже иногда казалось, что рядом не чужой мужчина, а ее собственный муж. И все-таки комфорт, в первую очередь душевный, не ее стихия. Она должна была пылать, воспламеняя все вокруг и оставляя пепелище в душах тех, кто не способен удержать ее в руках...

Комментарии  

Рудольф
0 # Рудольф 30.01.2019 01:37
А пока эта миниатюра не стала новой повестью, предлагаю познакомиться со старыми. Ну как старыми... "Записки бесхозного коммерсанта, к примеру, были написаны в конце 2016 года, но больше известна их версия 2018-го, отредактированная и сокращенная. С ней, я надеюсь, и познакомит читателей наш уважаемый издатель.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Рудольф
0 # Рудольф 20.10.2019 16:26
Он катал ее на БМВ, а она сидела рядом и, широко раскрыв глаза, кончала... Она даже не пыталась понять отчего – от вжимающей в сиденье мощи мотора или оттого, как нежно гладил он ее стройные загорелые ноги и, забираясь глубже, будто невзначай касался губок (трусики на встречи с ним она не надевала). И все же самым сильным возбудителем являлось то, что он был рядом. Она физически ощущала его близость, даже когда он не касался ее. Именно он. При всей своей гиперсексуальности она придирчиво относилась к выбору партнеров и главным афродизиаком всегда считала интеллект. Его интеллект возбуждал неимоверно! А еще этот завораживающий бархатный голос... Ну вот, опять начинается... Стоило ему невольно тронуть кончиками пальцев ее руку, как накатил оргазм. Чтоб подразнить ее, он тыльной стороной ладони провел по вздыбленным соскам – и снова: еще один, потом еще... И это была только прелюдия к сексу.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Рудольф
0 # Рудольф 10.05.2021 11:18
КОРОНА!
Стук в дверь. Знакомый стук. Так стучат наши друзья с девятого этажа, когда идут к нам в гости. Вот и сегодня. Сегодня пятница – день, который так ждет Марик, Светочкин муж, который всю неделю не пьет, чтобы в пятницу припасть губами к бокалу старого, так любимого нами коньяка.
В открытую дверь протискивается Светочка с бутылкой и Марик с целым подносом закусок. Бокалы уже на столе. Леся коньяк не пьет, предпочитая водку, а чаще просто пиво. Процесс пошел, бутылка стремительно опустела, и я потянулся за второй. Через полчаса Марик отодвинул свой бокал, отказавшись пить хороший старый коньяк, что пьется уже, по его словам, как вода. Ладно, бросим это дело – и за карты: надо же чуток размять заспиртованные мозги.
На следующий день пришла Инка с Дашкой. Сыграли в белот, выпили по сотке красного сухого – больше не шло и... Настало воскресенье. Я почувствовал себя ослабшим, принял душ (подумал, когда еще придется – как я был прав!) и отказался ехать на дачу к куму. И к счастью, иначе мог бы заразить и его семью, а так – только свою.
Семья – жена и дочка (сын вовремя съехал, сняв квартиру) отделалась легким испугом. Интересно, на каком это небесном форуме распределяют тяжесть коронавируса? Кому-то достается бессимптомное течение, другие же задыхаются и вообще втыкают. Удивительно, как много людей мрет от этой заразы! Кто ее придумал, зачем? И главное, что будет с теми, кто выжил? Я и сам пока не в курсе, выжил ли, живой ли вообще? А может это две с половиной недели воздержания от допинга? Нет, пожалуй, я пока что не живой и не мертвый. Буду следить за рефлексами дальше.
Настал понедельник, день, как известно тяжелый. Понял, что заболеваю, и чтобы упредить процесс, сразу заточил антибиотик, да не простой, как потом оказалось, а последний – после него лечиться уже нечем – самый мощный на сегодня для меня. Печень сразу же сказала привет, остальные органы отреагировали аналогично и я провалился в какое-то жуткое безвременье: не ел, не пил, не спал. Вы пробовали не есть неделю? Вообще ничего! Почти ничего не пить, хотя в горле была пустыня! А сон приходил на пару часов в сутки, а дальше – жар, холод, температура 38 – 40 градусов и темнота...
В один из дней пришла врач, послушала меня, жену, дочь, сказала, что в легких все чисто... Говорят «это» не прослушивается. Узнав, что антибиотики не помогают, врач резонно заметила, что это вирус и удалилась. Прошло еще несколько страшных дней. Если в начале болезни какое-то облегчение приносила рвота, то теперь не было и ее – а чем?! Задыхался? Не помню, скорее отключался мозг, чем легкие. Коронавирус – сомнений нет.
Новую жизнь решил начать с понедельника. Жена повезла на компьютерную томографию. Еле выжил в пути, а во время томографии вообще чуть не сдох. Представляю, что подумал доктор, проводивший со мной манипуляции! На следующее утро, серое и дождливое (а какое, по-вашему, может быть утро покойника?) поехали сдавать анализы в одну из клиник неподалеку. Удивительно быстро все взяли, отвезли домой и – была не была! – решились таки вызвать врача-инфекциониста. Умирать мне уже надоело, может, хоть он привнесет в мою полу-загробную жизнь хоть какой-нибудь луч света.
Врач был не простой, его советовали другие врачи, намекая, что у него летальных исходов не было. Что ж, полетаем? Обещал прийти только после восьми вечера, много приемов. Я ждал с нетерпением, но так и не дождавшись до десяти, провалился в сон. Пришел он только после одиннадцати.
– У кого наблюдались?
– Ни у кого...
– Чего тянули?
– Думал, антибиотик...
– Какой?
– Этот.
– Кто посоветовал? После него лечиться уже нечем. Да и бесполезно вирус антибиотиком лечить... Когда поняли, что наступает жопа?
– Дня три назад...
– Да, судя по анализам, ждать вам оставалось совсем чуть-чуть. Ладно, раз пришел, будем оживлять.
Оживлять принялась медсестра. Я еще ни разу в жизни не видел таких огромных баулов с лекарствами! Целые гроздья капельниц, тучи шприцов и горы таблеток. Правда, таблеток мне почти и не досталось: печень, по словам доктора, временно отказалась от выполнения своих функций, и лить целебный нектар мы принялись прямо в кровь. Ох и впрыснули они мне всего этого! Таких ощущений не испытывал давно. Но... ночью я спал! Я сам спал! Наутро температуры не было, правда, не было и ощущения жизни, но и смерти тоже не было. Удивительное состояние!
Медсестра приходила еще три дня и выводила из... нет, не комы – из какого-то безвременья, которое больше отражалось на сознании, чем на общем состоянии. Я начал есть, причем все подряд. Какое же это удовольствие снова есть! Пил по-прежнему немного, но видимо, этого хватало. Дальше, следуя назначениям врача, стал колоть себе препараты уже сам – внутримышечно и в живот, благо делать это я умею и даже люблю. Один раз только прокололся, когда жена вместо инсулинового шприца для укола в живот подсунула обычный, и я достал до мышцы... Кто в курсе, поймет: из живота хлещет кровь, под жировой прослойкой – гигантская гематома, в общем, все как всегда. Надеюсь, пронесет. А куда теперь-то деваться? Теперь уже, считай, не сдох. Значит, пронесет!
– А дальше-то что, доктор?
– Дальше? Вся эта срань из ваших легких будет выводиться по 15% в месяц. То есть на лето у вас будет чем заняться.
– А что можно есть?
– Все.
– А пить?
– Побольше.
– А спиртное?
– Ну, если вам жизнь дорога, то не раньше, чем через два-три месяца.
– Жизнь? Наверное, дорога... как память.
…….
А самое страшное в этом состоянии – полное безразличие ко всему, утрата вкусов и запахов, ухудшение слуха и зрения, атрофия физическая и моральная. Никаких чувств, эмоций, желаний. Любовь – а что это? Была ли она когда-нибудь, да и зачем она? Страх – страх чего, какой-то невосполнимой утраты или вообще смерти? Нет, никакого страха нет. Да и смерти нет – просто переход в другое агрегатное состояние. Чего бояться-то?
Лежа дома, я имел возможность смотреть телевизор – слабое, но все же утешение. Причем смотрел и эфир, и фильмы из инета. Это какой-то ужас! Даже знаменитые, заслуженные фильмы прошлых десятилетий вызывали стойкое чувство отвращения: постанова, ложь, унылое, жалкое существование – и не только в бытовом, но и в духовном смысле! Совок, жуткий совок, накрывший нас столетие назад, все никак не выветрится из нашей жизни. Спасали только Гайдай с Рязановым. Но гармоничнее всех в моем состоянии шел Тарковский – что значит настоящий гений, которому нипочем ни время, ни вирус. Пересмотрел свой любимый «Сталкер» и впервые за тридцать лет «Жертвоприношение» – вот то, что нужно при короне! Думаю, что «Зеркало» и «Ностальгия» оказали бы похожее терапевтическое воздействие. Они оказали бы, а вот то, что снимают в последнее десятилетие на просторах одной седьмой части суши, кажется снято под толстым слоем «кокса», причем «кокс», по-видимому, рекомендован и зрителям этих «шедевров» – жуть!
Правда, покопавшись в художественном дерьме, кое-какие кристаллы откопать удалось. Это чисто субъективный взгляд, но все же приведу названия нескольких картин, и если у вас еще порядок с головой, то поверьте, после его уже не будет. Итак: «Нечаянно» Жоры Крыжовникова, «Неадекватные люди» Романа Каримова, «Страна ОЗ» Василия Сигарева, «Орлеан» Андрея Прошкина, «Русский бес» Григория Константинопольского – приятного просмотра!
А сегодня мне был сон, что к нам приехали «Led Zeppelin», правда, не все – Джон Бонэм приехать не смог, умер еще в 80-м. Но Пейдж и Плант – красавцы! Я их даже подвез в ночной клуб, где они пели караоке на разогреве у какой-то британской группы, и как пели! Начали, понятное дело, с моей любимой «Since I've Been Loving You», а дальше понеслось: «Babe Im Gonna Leave You», «Stairway To Heaven» – Плант с микрофоном, а Пейдж с укулеле.
Люди, берегите себя, не болейте, не заражайте окружающих! Держите ноги в тепле, а голову в порядке. Особенно, голову...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Рудольф
0 # Рудольф 18.05.2021 02:21
Борьба с постковидным синдромом

Средства: пиво, вино, коньяк (водка, виски – нужное подчеркнуть).

Методы: принимать вовнутрь небольшими глотками, смакуя каждый грамм целебного эликсира.

Дозировка: начинаем с малого – бутылки пива, бокала вина, пары рюмок (примерно 60 граммов) крепкого напитка в сутки, а дальше в течение трех-четырех недель доводим дозу до привычного уровня, того что был до болезни (у каждого он свой). Постепенно запах и вкус возвращаются (особенно вкус к жизни!), голова проясняется, и вы вновь становитесь полноценным членом социума.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий


Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.