Эпиграф:

Я пишу уже любую чушь, чтобы не заснуть. Чушь. Тишь. Ночь. Мышь. Сочинить рассказ, весь из таких слов.

Д. Быков, "Христос"

Глушь, тишь. Мышь, кыш!
Муж, ешь! Нож, режь!
ЗОЖ - чушь! Ёж - уж.
Меж кож - лишь ложь.

Хошь меч? Вошь, лечь!
Дочь - дичь! Прочь, ВИЧ!
Кич куч. Клич буч.
Маш, дашь? Саш, вмажь!

Брошь - блажь! Ночь краж.
Дрожь саж. Рож раж.
Хач, плач! Срач дач.
Рыж Дож. Грыж рожь.

Течь плеч. Плач кляч.
Кэш - трэш! Грач - врач!
Сыч - дрищ! Луч свеч.
Вожж свищ. Тёщ речь.

Куш свеж. Клуш беж.
Клёш лыж. Врёшь, слышь?
Круч плешь. Туч брешь.
Сложь печь... Мож, лечь?

От Эрато через Каллиопу было самое то перейти к Полигимнии, но ее место заняла муза, не входящая в пантеон дочерей Мнемозины. Назовем ее музой диалога.

- Я, - говорит, - тусовалась намедни на Парнасе, так там только то и обсуждают, что твои стихи.

- Врешь, - говорю, - небось просто мой прошлый пост почитала?

- Небось - покорно согласилась диамуза, - не слыхали о тебе ни на Парнасе, ни в окрестностях. Но все равно ты молодец!

- Да ладно, какое там, графоман я, а уж в стихоплетстве - так и вообще полнейшая бездарность! - ответил я почти честно.

Но тут в лопатках почувствовался привычный зуд. Схема "Похвала - кокетливое отрицание, хвалите еще! - хвалим еще - выпили и по новой!" разворачивалась.

- Что, правда? - спрашиваю? Так уж и молодец?

- Самый что ни на есть - отвечает муза, и я, путаясь в крыльях, бегу за катализатором.

Обстановка рабочая, погнали! Сосуды расширены, крылья топорщатся. Остался последний штрих.

- С твоим появлением моя молодцеватость интенсифицировалась! - выдаю я последнюю незарифмованную сентенцию. От ее реакции будет зависеть, с чего начнется мой сегодняшний рифмопонос.

- Значит и я молодец! - выдает муза, и я чувствую некую помеху, чтобы вот так сразу понестись вскачь. Что за толерантная фигня? Ты ведь муза, а не муз, а значит - не молодец, а...

- Ты молодчиха!

- Скорее, молодчица. Так как-то поавансовее...

Всё. Рубикон пересох, маховик раскрутился.

Молодиха-молодица,
Молодчиха-молодчица.
Мы не будем мелочиться -
Будем дальше молодиться!

С этого момента муза просто подбрасывала реплики, как сучья в костер. Костер же мгновенно реагировал на растопку. Я отдыхал, работал автопилот.

- Вернее, мы и не старели! Не успели! Нам не надо молодиться, нам не надо старится и сурьезнеть.

Мы и раньше не старели,
Мы и раньше всё успели,
Но теперь мы молодцы.
Засеваем огурцы!

- Алюминиевые.

Нам брезентовое поле -
Суша, море, дружба, воля!
Как заляжешь на брезент -
Так несут тебе презент.

- Как это все-таки у людей рифмы складываются!

Складывать рифмы - искусство от Бога.
Рифмы складывать - дело тяжкое.
Хотите рифму на слово "убого?"
Сперва принесите туалетной бумажки мне!

- Ахахаха!.. Тогда не убого, а возвышенно! Э, хват, как ты расходился! Фонтанируешь!

О, муза, ты высасываешь соки,
Оставшиеся в этом бренном мозге.
Оставь свои прекрасные наскоки,
Я занимаюсь чем-то несерьезным!

- Рифмы и всякие сочинительства не мне даны, мне не даны. Другие пусть. А я сижу красиво:)

Красиво ты сидишь? Не знаю, право!
Я изучал родительское древо -
Так там все те, кто был когда-то правым,
Всегда ходили, в сущности, налево!

- Твой мозггг оживает после зимы и расцетает яростно, выливаясь наружу.

Мозг мой вылился наружу,
Расцветает. - Что, весна? -
Фиг там, ведь снаружи стужа,
Мозга нет - фигня ясна!

Эйфория захватывала меня все сильнее и несла всё дальше. Муза при этом бубнила что-то восторженное. И тут я потерял бдительность. Я позволил себе перейти на прозу.

- Не мешай, я в трансе!!!

- Ах... умолкла, не мешаю... слышу музыку стиха - отозвалась она, и я в запарке не распознал, что мы поменялись ролями. Я мог еще исправить ситуацию, но автопилот не дал мне сигнала, и я по инерции продолжил тему транса, но структура уже была нарушена, и я доломал ее окончательно.

Мы, поэты, любим транс.
Можем быстро научить.
Правда, на один сеанс
Будешь ты всю жизнь копить.

Крылья схлопнулись и так резко втянулись в лопатки, что голова моя и плечи, повинуясь импульсу, подались вперед, сшибши стакан с катализатором и чуть не протаранив монитор. Я ошалело тряс головой, пока не закапало на колени. Я сфокусировался. На столе расползлась изрядная лужа, сдобренная сигаретным пеплом и лушпайками от семечек. Стакан лежал на боку в опасной близости от края стола.

Я схватил стакан и перенес его в безопасное место. Вырвал из кноробки с салфетками добрую половину содержимого и насухо протер лужу. Чуть поколебавшись, выдернул оставшуюся половину салфеток и обтер ею руки до плеч и кресло под собой, а штаны выжал в мусорное ведро. Затем сел и прислушался.

Автопилот был здесь. Он жужжал едва ощутимо, но демононстративно осуждающе.

- Говори уже - разрешил я. Что случилось, зачем было это все?

- Да всё как обычно - ответил тот. Прикладная тема с трансом несовместима. Только ты намекнул на платные сеансы - и будь добр! Экзистенцию свою засунь поглубже, тогда я и сбоить перестану. И масло мне почаще меняй, кстати.

- Масло ведь как раз прикладное, экзистенциальное! - удивился я, но обнаружил вдруг, что собеседника со мной больше нет.

- Как говорил дедушка Ленин, что главное в государстве? Учёт и контроль! - услышал я неожиданно.

- Ты еще здесь? - спросил я.

- А мне то что? - отозвалась муза. Мне всё нравилось.

- А про дедушку к чему?

- А сам подумай!

Я подумал и понял, что она права.

- Ты права! - сказал я, но ответа не получил. Видимо, ушла отдыхать. К Морфею, на Парнас.

Я всегда ухожу к Морфею поздно, когда все блатные места он раздал другим, более оперативным.

- Как обычно, обойдусь без вас. Все равно еще не раз пересечемся!

Я надел наушники, вклучил скорповскую "In Trance" и растянулся на кровати в любимой позе - на спине. Лопатки отозвались на прикосновение к перине приятным зудом.

no matНу да, блога нет. Но зато возникают некие творения, которые хочется выплеснуть на некие массы. А где, как не тут? Тем более что в других местах зассут публиковать - гадость, скажут, мерзость, гадостно-мерзкая графомания, скажут. Если вообще что-нибудь скажут.

Но физически блог все-таки есть, хостинг и домен оплачиваются, реклама исправно приносит десять копеек в год. А раз так - почему не переложить из недр письменного стола хоть часть неопубликованных игросцысов на скрижали, зарытые в этом медвежьем углу? Тогда кроме хрена возникнет и редька, а сахар вообще вреден.

Дань здравому смыслу считаю посредством сего предисловия выплаченной и перехожу к потоку сознания. Антиматерный скрипт, давненько томящийся в катакомбах, снова выпускается на волю и предлагает покликать на три кнопочки. За возможный когнитивный диссонанс читателя написатель безответственен, а может еще и контрольным разящим матюком выстрелить, так что скорее закрывайте этот сайт, мойте руки и дезинфицируйте мышь!

Итак, харэ про заек. Белочка, на выход!

Праздник души. Именно так можно назвать спектакль Русского Молодежного Театра «Аленький Цветочек», премьера которого с огромным успехом состоялась в предновогодние дни. По многочисленным просьбам зрителей актеры, юные и взрослые, вновь выйдут на сцену, в воскресенье, 13 января 2019 года.

alenkij tsvetochek 01

Сцена прощания купца с дочерьми (Анна - Любовь Савина; Аленушка - Полина Юшина; купец - Дмитрий Слива; Анфиса - Анастасия Дудник)

Накануне Нового года случилось нам быть свидетелями театрального чуда, которое произошло в совсем не театральном городе Торонто. Это чудо называется «Аленький цветочек», спектакль Русского Молодежного Театра города Торонто.

Этот удивительный коллектив существует уже много лет - он открыл свой 19-й сезон (что само по себе достойно удивления и уважения), и все эти годы неустанно делает одно из главных человеческих дел: учит детей видеть и создавать прекрасное.

alenkij tsvetochek 02
Позднее возвращение. Чудище - Михаил Шандалов, Аленушка - Полина Юшина

Если у вас накопилась куча всевозможного хлама, не спешите сносить ее на помойку. Добавьте к ней овощей и фруктов, возьмите отпуск и посвятите его не бессмысленной лежке под южным солнцем с томиком Толстого, а креативной процедуре создания транспортера для передачи соли. Условие одно: соль должна добраться от донора к реципиенту максимально замысловатым и долгим путем. Ревнителям ЗОЖа угодите: пока белая смерть будет преодолевать метровое расстояние за пять минут, клиент возненавидит продукт всеми своими вкусовыми сосочками и вычеркнет его из рациона навсегда, аминь! Вы же с толком проведете время, а заодно внесете в копилку человеческой цивилизации свой посильный, но при этом мощный вклад.

Похоже, сейчас опять начали вовсю ворошить прах бедного Майкла Джексона. Видимо, у наследников осталось еще не утилизированное жертвами домогательств и их адвокатами бабло. Новый виток на фоне разоблачения Харви Вайнстайна, Кевина Спейси и прочих ужасных насильников хайли-лайкли? Круговорот говна в природе набирает обороты и затаскивает в свою центробежную воронку всё больше протоплазмы. Цивилизация схлопывается, хлопки всё громче, а выхлопы всё вонючее. Веселуха полная!

Но бывает и другая веселуха. Реально смешная. Бедному Майклу, правда, и здесь досталось, но в общем и целом это мило и не оскорбительно. Индия есть Индия, а Триллер есть Голимар. Наслаждаемся!

Давненько не зовут на съемки. Зато начинают выходить шедевры, в которых ВПС уже засветился. Так, в ноябре недавно ушедшего 2018-го состоялась премьера докудрамы "100 дней до победы". Создатели попытались уложить в два часа события последних 100 дней Первой Мировой Войны. Число 100 не зря выбрано - приурочена лента к 100-летнему юбилею окончания Великой Войны (так она называлась до того, как случилась Вторая Мировая). Как известно, Антанта в составе Великобритании, Франции и России воевала с не менее Тройственным союзом, куда входили Германия, Австро-Венгрия и Османская империя. Там еще были всякие Японии, Болгарии и даже США по разные стороны баррикад, а Российская Империя по ходу превратилась в РСДРП и вышла из состава, но то мелочи. Фильму делали совместно страны, которые на тот момент являлись британскими колониями, а нынче очень гордые - Шотландия, Австрилия и Канада. Вот их участие явилось, судя по всему, переломным для победы над супостатами. История - наука не точная, а пипл нынче хавает любые "факты", если они красиво поданы.

Впрочем, я как раз засветился в роли некоего генерала французского генштаба, а Франция в колонию превращается только в наше время, тогда была вполне еще самостоятельной и боеспособной державой. Так что грех жаловаться, я реально выиграл Первую Мировую. А чтобы не забывать о своих победах, я слепил из фильма самопальный трейлер, где собрал все кадры с этим генералом. Ибо нефиг принижать мою роль как небольшим таймингом, так и низкой оплатой! Так победим!

Если не задумываться о местах, на которых расположили эти голы футбольные "иксперты" в своем топе, то можно получить незамутненное наслаждение.

Обменялись мы с Рудольфом репликами по поводу его околомортального экзерсиса, и мне вспомнилось, как я тоже в свое время чудом не отдал концы. После трех экспериментов (1, 2, 3) на фикшн больше пока не тянет, так что расскажу в мемуарном стиле.

Середина 80-х. То ли второй, то ли третий курс харьковского Политеха. Специальность - "ПромЭлектроника". Ну и послали на летнюю практику поработать на завод "Радиодеталь". Работу дали сугубо по специальности - припаивать аноды к конденсаторам. Не паяльником припаивать, а станком паяльным управлять высокотехнологичным. Заправляешь бобину с медной проволокой, засыпаешь гранулы оловянного припоя, заливаешь спиртоканифоль в качестве флюса. Станок отрезает кусок проволоки по размеру (тот самый анод получается), разогревает олово до жидкого состояния (кто не в курсе, олово легкоплавкий металл, почему и используется в качестве припоя), присоединяет анод к кондёру, к месту контакта подает припой и флюс, затем на место спайки опускается фиксатор и с бравым щелчком трамбует контакт и убирает всё лишнее. Когда фиксатор поднимается, деталь с анодом выглядят единым целым, просто услада перфекциониста.

Но почему-то в техпроцессе напрочь отсутствовала автоматизация подачи самих конденсаторов. Кстати, я забыл объяснить, что такое конденсаторы. Это такие радиодетали, которые не резисторы и не транзисторы. В контексте описываемого они представляли из себя цилиндрики, к верхней части которых после отработки на станке прицеплялся огрызок проволоки - анод, будь он неладен. Не спрашвиайте про катод; его, видимо, присобачивали смертники из смежного цеха.

Так вот. Эти самые конденсаторы, в радиолюбительском простонародье - кондёры, вставлялись в станок просто пальцами. Большим и указательным. В глубину они фиксировались бортиком, а в ширину - глазомером оператора. Другими словами, я ставил деталь на платформочку, двигал ее вглубь до упора, на глазок елозил вправо-влево и нажимал кнопку. Происходила магия, описанная выше. Беда лишь в том, что опыт выставить поверхность цилиндра для точного попадания анода и прочих ингредиентов пришлось вырабатывать несколько дней. Почему разработчики станка не предусмотрели бортиков по ширине - то науке неизвестно. Еще меньше науке известно, почему они вообще не сделали лунки для установки детали под размер.

Вот мы первую неделю и мазали напропалую - чай, не ворошиловские стрелки. Студенты с плохим зрением вообще припаивали аноды большей частью к пальцам - ну да, чуть вправо - к большому, чуть влево - к указательному. Один очкарик-молодожен припаял к обручальному кольцу. Было весело, короче.

Веселье закончилось, когда начальник цеха собрал нас и и втолковал, что брак в нашей продукции зашкаливает. Аноды припаяны в основном криво, не по центру, да и выход готовых изделий изрядно ниже количества выданных нам полуфабрикатов. А между тем конденсаторы эти - тантало-ниобиевые, идут на оборону и стоят невхрененных денег. Он, дескать, вводит персональный тотальный контроль по каждому кондёро-студенту, а кто будет лишать нашу армию обороноспособности в особо стратегических размерах - вылетит из института пулей.

Мы повелись. Стали ответственные, аж пипец. Вариант из института вылететь и загреметь в армию мало кому из юношей показался романтичным. Девушки, впрочем, тоже не рвались на бездипломную волю. Перестройка еще не началась, образование ценилось.

Ну и сижу я в результате, паяю, четко попадаю в самый эпицентр. Пальчики твердо держат цилиндрики. Выдаю две нормы, Родину защищаю, из института не вылетаю. Аж вспотел от усердия. Зря вспотел: выскальзывает тантало-ниобиевый и падает в глубь станка. Дай, думаю, достану, дорогущий жеж и стратегический. Лезу левой рукой в щель, куда кондёр юркнул. Щель узкая, но у меня рука ведь худющая, продвигаюсь, щупаю. Нет кондёра, но зато есть какая-то полость. Может, туда закатился? Из принципа достану! За Родину! Трепещи, предполагаемый противник! Сую руку в полость...

Очнулся. Лежу на кафельном полу, на меня машут какими-то тряпками незнакомые девушки. Пытаюсь приподняться, тело не слушается. Одна из девушек прыгает на меня, силой заставляет лечь. Под головой у меня оказывается что-то мягкое. "Полежи еще, не двигайся" - говорит она. Я подчиняюсь.

Снова очнулся. Тот же кафельный пол, те же девушки, но уже не машут. Улыбаются. "Где я?" - "В женском туалете." - "Почему?" Тут они заржали в голос.

Полежал еще минут десять. Девки трындят между собой, галдят, на меня ноль внимания. Встал на ноги, они сразу ко мне - "Порядок?" - "Ага. Я пойду?" - "Ну, пошли."

И мы пошли. Я, покачиваясь, и две девушки меня под руки ведут. Тут я случайно опускаю взгляд на свое левое запястье. Сбоку, на уровне большого пальца, широченная щель с запекшимися краями, и в глубине этой щели вена пульсирует. Открытая, но целая.

Короче, сдали меня девушки с рук на руки медсестре, та отвела меня в медпункт, смазала и забинтовала руку, пару часов подержала для уверенности и разрешила ехать домой. Я и поехал. Своим ходом, на общественном транспорте.

Дык, чо было-то на самом деле? Во глубине станка, куда я полез, оказался клеммник с напряжением 380 Вольт. И я замкнул пару клемм своим левым запястьем. Очевидцы рассказали потом, что я орал как бешеный и размахивал правой рукой в воздухе. Стоило мне коснуться этой самой правой рукой станины станка, и я бы заземлился, замкнул бы цепь. Ток прошел бы через сердце, и мгновенное аля-улю. Отделался электроожогом 3-й степени. Крови не было - края раны запеклись и капилляры перекрылись. Сосуд просто обнажился, но его стенки не повредились. Повезло, короче.

Отдельного рассказа стоит то, как вся эта бодяга закончилась. Мне позвонила начальница смены, рыдала и кричала, что у нее трое детей и муж-дурак, все они без нее пропадут, а ей светит конкретный срок за мой случай. Там, оказывается, на клеммнике должен быть плексигласовый кожух, чтобы не било большим током худые руки молодых идиотов, которые ведутся на призывы экономить тантал, не говоря уже о ниобии. Кожуха не было, его не установил техник-алкаш, распиздяй, а сидеть-то ей, ее ответственность. Ну и забыла я дать тебе расписаться за технику безопасности. И тут уже - капец и вышка.

И что сделал я? Я вошел в положение и всего за неделю оплаченных отгулов спас чувиху от законной расправы. Да, через неделю я сам позвонил ей, сказал, что здоров, вышел на работу и расписался задним числом за технику безопасности. И две недели еще паял аноды. Придерживая цилиндры конденсаторов забинтованной рукой.

Как мне рассказали, начальник цеха снял контроль за выходом продукции на следующий день после инцидента. Ну и плексовые кожухи на клеммники поставили мгновенно. За техбез расписались все, включая двух кошек, прикормленных работниками.

С тех пор прошло больше тридцати лет, я изменил свое отношение ко многим аспектам жизни. Многажды думал о том, что, возможно, ту идиотку - начальницу смены не стоило выгораживать. Но пришел к тому, что и сейчас пожалел бы ее или кого другого подобного. Ничего не могу с собой поделать - вхожу в ситуации. Разгильдяйство - не самый смертный грех. Хоть и приводит зачастую к тому самому.

А девушки с опахалами - молодые работницы, не наши студентки. Когда я вырвался из объятий высоковольтного напряжения, они меня, оказывается, пока никто ничего не понял, утащили в свой сортир и там как-то откачали. Я потом очень мило с некоторыми из них общался. Но это уже совсем другая история.

Вдогонку - стиш по теме. Вернее - наоборот. Автор - Франтишек Грубин.

Еще не осень! Если я
Терплю, как осень терпит лужи,
Печаль былого бытия,
Я знаю: завтра будет лучше.

Я тыщу планов отнесу
На завтра: ничего не поздно.
Мой гроб еще шумит в лесу.
Он - дерево. Он нянчит гнезда.

Я, как безумный, не ловлю
Любые волны. Все же, все же,
Когда я снова полюблю,
Вновь обезумею до дрожи.

Я знаю, что придет тоска
И дружбу, и любовь наруша,
Отчаявшись, я чужака -
В самом себе я обнаружу.

Но в поединке между ним
И тем во мне, кто жизнь прославил,
Я буду сам судьей своим.
И будет этот бой неравен.

Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.
Подробнее OK