Авторская ремарка к ogrimeдийному изданию

На протяжении веков люди спорили о любви, пытаясь понять, что это за чувство, как оно возникает и почему проходит. Не исключение и ваш покорный слуга, который, пока была любовь (и не одна) в его беспутной жизни, боялся даже слово это произнести. Теперь же смело пишет он о ней свои нетленки, не очень-то надеясь, что это светлое и трепетное чувство охватит его вновь. Хотя... всё может статься в этом лучшем из миров, поэтому не будем зарекаться!

end faq

rud05Недалеко от центра нашего городка рядом с новыми девятиэтажными домами был овраг. В глубине его еще мальчишками играли мы в индейцев, забивали трубку мира и впервые в жизни пробовали пиво. В том месте, где овраг расширялся и подходил к дороге, сколько себя помню, стоял пивной ларек, служивший местным очагом культуры. В советское время очередь в подобные заведения не иссякала никогда и соперничала разве что с очередью в универмаг, когда там «выбрасывали» югославские сапоги.

Шло время. Неожиданно случилась перестройка, которая расшевелила наше застойное болото и круто изменила жизнь ларька. Он будто встрепенулся весь, помолодел, подкрасился и даже обзавелся открытой площадкой. Но главные изменения произошли внутри. Новый хозяин решил, что можно извлечь дополнительную прибыль, продавая не только пиво, но и шашлык. Да-да, обыкновенный шашлык. Но в этом месте он был не совсем обычным: хозяин лично выбирал мясо и пристально следил за всем процессом, поэтому шашлык получался просто сказочный!

Слава о новом месте общепита ширилась, и уже не только из окрестных домов, но и из дальних районов города стали подтягиваться гурманы. Вскоре обычный пивной ларек стал популярным кафе, через несколько лет он был уже модным рестораном, а потом и вовсе превратился в шикарный клуб, объединяющий в себе казино, боулинг, сауну и много чего еще. При ресторане была оборудована летняя площадка с восхитительным ландшафтным дизайном: столики друг от друга отделял лабиринт из экзотических растений, в искусственном озере плавали рыбки и бил фонтан, а на сцене по вечерам играла живая музыка. Летняя площадка занимала часть того самого яра, на краю которого когда-то стоял пивной ларек. Через время на оставшейся его части были построены жилые дома, офисные здания, фитнес-центр и как бы в память о ларьке – современный пивной ресторан.

 

Мы с Артуром частенько посещали это место, знакомое нам с детства, тем более что хозяин его был старым другом Артура. Вот и сейчас, теплым летним вечером, решили отдохнуть здесь и поболтать на свежем воздухе о жизни.

Наши разговоры, с чего бы они ни начинались, обычно скатывались к одной, волнующей нас теме – к женщинам. Самое удивительное, что с возрастом эта тема не становилась менее актуальной. Так и теперь, едва дождавшись принесенного официантом пива, мой приятель стал жаловаться на жизнь:

– Не понимаю, почему это женщины вдруг перестали нас любить? Я не о женах, они-то любят... я о посторонних женщинах. Мы с тобой – состоятельные люди, обедаем в хороших ресторанах, ездим на дорогих авто... А ведь раньше нас и на жигулях любили!

– Ну, во-первых, раньше – это много лет назад, – попробовал объяснить Артуру свой взгляд на вещи, – а во-вторых, чтобы женщины нас любили, может, стоит попробовать... полюбить их?

– Скажешь такое! Как это попробовать? Любовь – штука тонкая, появляется неведомо откуда и неведомо куда уходит... через время. Это брак бывает по расчету, а любви по расчету быть не может.

– И все же... если есть такая установка, то можно полюбить и по расчету, – ответил я и рассказал приятелю одну историю.

* * *

Была у меня женщина – посторонняя и к тому же замужняя. Встречались мы с ней несколько лет, находя в этом своеобразную отдушину, позволявшую на пару часов в неделю забывать о семейной рутине. Причем о разрыве брачных уз не то что речь не шла, но даже мысли такой у нас не возникало: правильный адюльтер, как по мне, лишь укрепляет брак. Однако рано или поздно все заканчивается. Так и нашей связи подошел конец. Пусть тяжело и не с первого раза, но мы расстались, и глубоко внутри осталась пустота, которую хотелось чем-нибудь заполнить, вернее кем...

Не секрет, что в наше время легче всего познакомиться в сети. Зарегистрировавшись на одном известном сайте, я через пару недель нашел то, что искал. Это была высокая стройная блондинка с необычайно красивым лицом, над которым, правда, поработал визажист, фотохудожник и фотошоп. Но снимки получились такие, за которые не стыдно было бы любому глянцу! В ее галерее были и любительские фото, которые немного «приземляли» девушку, но это даже к лучшему: зачем мне небожители? мне по душе земное. Впрочем, и на обычных фотографиях она была на удивление хороша, и главное, пускай не сразу, но все же согласилась со мной встретиться.

Как сейчас помню: жаркий августовский день, небольшая улочка в центре города и она – в коротком белом платье и с волосами цвета льна, что разлетелись от внезапного порыва ветра. Несмотря на свой рост, она была еще и на высоких каблуках! А ее платье чуть только прикрывало длинные загорелые ноги. Но более всего меня поразила ее улыбка – застенчивая и чуть наивная, которую никак не ожидал увидеть на устах такой красотки.

Прелестное создание звали Машей. Правда, это было не настоящее имя, а только ник в сети. Настоящее я узнал несколько позже, но, честно говоря, мне больше нравилось называть ее именно Машей. Ей было тридцать – идеальный возраст для женщины, когда тараканы в голове уже угомонились, когда ты знаешь как себя подать и что надеть, какой тебе идет макияж, прическа и при этом ты еще довольно молода и привлекательна.

Признаюсь, я был готов влюбиться, но не думал, что это произойдет так скоро. Мне даже кажется, что никакой другой любви, кроме как с первого взгляда, и не бывает в жизни. Во всяком случае, в моей. И еще: я не люблю и не умею делать комплименты. Всегда считал их чем-то лицемерным и фальшивым, но только не тогда. За время наших встреч я наговорил ей больше комплиментов, чем смог раздать за остальную свою жизнь.

В школе Маша была отличницей, да и сейчас для девушки с ее внешними данными много читала, красиво объяснялась и грамотно писала – немаловажный бонус. Еще один приятный бонус – отсутствие мужа, которого она выгнала, поскольку тот оказался неудачником и не оправдал надежд. Муж хоть и исчез из ее жизни, но успел оставить ей двоих детей. Вот этот бонус был уже не столь приятным, хотя какое мне до них дело? Меня интересовала лишь она! А вот ее заботил поиск нового, на этот раз состоявшегося и состоятельного супруга.

О том, что женат, я скромно умолчал. Выходит, обманул. Но спроси она – сразу бы признался! Однако она не спрашивала... Известно, что на лжи отношений не построишь, даже таких эфемерных, какие строил я. Но и правда тоже мало кому интересна, она и так достала всех в реальной жизни. Женщина от вас ждет сказку, в которой будет всё: и безумная любовь, и дорогие подарки, и тропические острова... Я ей ничего не обещал. Я вообще никому ничего не обещаю... ну почти. А если вдруг пообещаю что-то – в лепешку разобьюсь, но выполню. Хотя где-то читал буквально следующее: не бойтесь обещать женщине, даже если эти обещания никогда не исполнятся – она живет ими. И ведь правда! Даже если вы физически не можете наобещать с три короба, а потом легко обо всем забыть, то хоть видом своим подайте надежду – женщина додумает и приукрасит всё сама.

 

Однажды днем гуляли в парке. Вдруг Маша заглянула мне в глаза и тихо сказала:

– Как бы я хотела, чтобы это оказалось правдой...

Я внимательно посмотрел на нее и, разумеется, не стал спрашивать, о чем она. Я все прекрасно понимал, однако не спешил давать ответы, не дождавшись от нее вопросов. Ведь на прямой вопрос должен прозвучать прямой ответ, который часто и боится услышать женщина. Она сама как можно дольше будет откладывать эти вопросы, чтоб не разрушить свою сказку.

А сказка и в самом деле обещала быть волшебной. На шикарном автомобиле я катал ее по лучшим ресторанам, смотрел влюбленными глазами и говорил красивые слова. Причем делал это искренне, не думая о переводе наших отношений в иную, горизонтальную плоскость. Я ловил себя на мысли, что хочу просто сидеть и любоваться ею, и нет никакого желания заниматься с ней любовью – какие-то удивительные, не свойственные мне платонические отношения. Быть может, Машу это тоже подкупало.

Недели две подряд мы проводили с ней все вечера. За это время она так и не решилась спросить, куда я уезжаю на ночь и есть ли у меня семья. Веря в придуманную сказку, Маша не хотела больше ничего знать. Но рано или поздно все должно было открыться.

 

Как-то вечером сидели в клубе и слушали джаз. Маша пила белое вино, а я облизывался, был за рулем. Ведущие устроили какой-то конкурс, она победила и выиграла бутылку шампанского. А я тем временем достал из кармана небольшой сувенир. Накануне был на ярмарке, где кузнецы ударом молота чеканили памятные монеты. Вот эту монетку, правда в футляре для ювелирных украшений, я ей и преподнес. Маша тут же открыла футляр и... кольца там не обнаружила! Представляю, какая буря пронеслась у нее внутри. Да и я хорош: нашел, с чем шутить!

За несколько минут Маша выпила призовую бутылку, и я повез ее домой. Под домом долго сидели в машине, не в силах распрощаться. И тут я не выдержал и рассказал ей все. В ту же секунду глаза ее наполнились слезами. Была в них и обида, и мучительная горечь, и даже злость, причем не на меня, а на себя, дуру, которая насочиняла все сама, и это все в одно мгновение рассыпалось...

Одно меня удивило, как быстро Маша справилась со своими чувствами. Она вообще никогда не позволяла разыгрываться эмоциям – ни положительным, чтоб не спугнуть удачу, ни отрицательным, как в этот раз.

Посидев еще немного, мы расстались. Я думал, навсегда.

После всего, что случилось, я, разумеется, ей больше не звонил и не писал, хотя тянуло очень: за эти две недели мы успели прорасти друг в друга, и слишком больно было по живому рвать.

И вдруг на третий день приходит смс-ка от нее: «Привет». Не надо говорить, что я был без ума от счастья! Мы вновь стали встречаться, и первым делом я спросил:

– Ну почему? Я просто не понимаю, почему ты со мной? Шансов стать моей женой у тебя нет, как нет их ни у какой другой женщины... Да, мне хорошо с тобой, но свою жизнь менять я не намерен.

– Знаешь... мне тебя очень не хватало. Привыкла к тебе, что ли... за эти две недели.

– А как же поиски супруга? Неужели оставишь?

– Пока что да...

– Ты это... не теряй времени, ищи. Пока не найдешь, мы будем вместе...

– Нет, Гоша. Я не могу, испытывая чувства к одному мужчине, всерьез общаться с другими. Поэтому... когда расстанемся совсем, тогда и продолжу... искать.

 

Месяц спустя мы вдвоем отправились в Крым. Маша категорически не хотела ехать, и мне стоило большого труда уговорить ее.

– Всего на несколько дней! Ты только представь: бархатный сезон, полупустые пляжи, теплое море и ласковое сентябрьское солнце!

– Представляю, но не хочу.

– Ну хотя бы в качестве подарка на мой день рождения!

– Подарить тебе себя? – усмехнулась Маша и уже серьезно добавила: – Я ведь не вещь...

– Не вещь, но именно тебя мне не хватает, и... я люблю тебя.

– Нет, Гоша, это не любовь. В лучшем случае влюбленность.

– А что тогда, по-твоему, любовь?

– Любовь – это как у тебя с женой. Любовь – это желание состариться вместе.

«Что-то подобное я уже читал... кажется, у Ремарка», – подумал я.

– О старости мне еще рано беспокоиться, а тебе так и подавно, – ответил Маше и сделал вид, что обиделся.

– Ладно, поехали, – неожиданно согласилась она.

 

К обеду следующего дня мы были уже в Коктебеле. Поселились в лучшей гостинице и, не теряя ни минуты, бросились к морю. Я прихватил фотоаппарат, намереваясь в лучах заходящего солнца поймать классные кадры: мягкий свет, яркие краски и такая модель!

Забрались на холм Юнге, с которого открывался замечательный вид на мыс Хамелеон. На фоне его я и снимал Машу. Вообще-то она любила фотографироваться, но один момент меня слегка смущал. Я всё пытался добиться от нее улыбки как на глянце – стандартно-красивой, чуть отстраненной и даже надменной. Она же улыбалась мило и непосредственно, но, на мой взгляд, слишком просто. Я ее мучил, она обижалась, но поругаться из-за этого нам не удалось.

В отель возвращались, когда уже стемнело. Набережная Коктебеля имеет удивительное свойство заполняться людьми ближе к вечеру. Особенно это заметно в бархатный сезон, когда мамочки с детьми разъехались по городам, а их место заняли богемные пары в вечерних туалетах и шумные компании бродячих музыкантов и поэтов. Разумеется, хиппи, растаманы и бомжи тоже никуда не делись. В сентябре, как и в другое время года, они составляют самую многочисленную и колоритную часть коктебельской тусовки.

Пройдя от холма Юнге до отеля пару километров и вдоволь насладившись тем балаганом, что творится вечером на набережной, мы поняли, что проголодались и теперь не отказались бы от хорошего ужина, бокала крымского вина и... кое от чего еще, но ближе к ночи.

 

На следующий день отправились в Новый Свет – поселок, окруженный со всех сторон ландшафтным заповедником. Каждый раз приезжая в Крым, я посещаю это дивное место. Маша там была впервые. Сказать, что ей понравилось – ничего не сказать: она была в восторге! Пару километров мы шли над самым морем по вырубленной в скале тропе Голицына. Затем другой дорогой, через холмы, вернулись в поселок и, посетив завод шампанских вин, купили несколько бутылок Новосветского шампанского.

Вернулись после обеда в отель и решили сразу же распить свои трофеи – прямо на огромной террасе, служившей нашему номеру балконом. На нее выходил еще один номер, обитатель которого к нашему возвращению только проснулся и начал приходить в себя. Выйдя на террасу, он стал мутным взглядом – то ли от выпитого накануне, то ли от сильного снотворного – приглядываться к нам. Когда он подошел поближе, стало ясно, что «сидит» он на чем-то более тяжелом, чем снотворное. Из вежливости мы предложили соседу выпить, правда, Маша на всякий случай поинтересовалась, не повредит ли ему спиртное, уж больно «загруженным» он выглядел. Но оказалось, что «немного не помешает».

Ох уж это русское «немного»! Когда дело дошло до третьей бутылки, сосед раскрыл нам свою трепетную душу, поведав, что супруга, хозяйка московской турфирмы, ни в грош его не ставит и не поддерживает ни одно из его творческих начинаний. К тому же «эта стерва» выслала его из Москвы проветриться и вот уже четвертый день заказывает обратный рейс, на который он каждый раз опаздывает. Впрочем, ничего удивительного: сложно улететь утром, если приходишь в себя только к обеду.

– Вот и сейчас она звонит! – объявил сосед и скрылся в номере.

Минут через пятнадцать, после клятвенных обещаний «любимой», что завтра он уж точно улетит, наш незадачливый сосед вернулся к столу. А дальше началось то, чего я предвидеть никак не мог: выпив шампанского, Маша вдруг стала липнуть к новому знакомому. Возможно, причиной этому была жалость, а может, в нем она увидела такую же потерянную душу, и именно родство заблудших душ и вызвало их притяжение... Да, красивая версия, но было все немного по-другому и проявилось позже. А пока надо отдать должное соседу: он оказался на удивление понятливым. Намекнув, что Маша его не интересует, он попрощался с нами и деликатно удалился в номер.

А вечер между тем лишь начинался. Решили поужинать где-то на набережной с видом на темно-синее Черное море и Карадаг, мрачной тенью нависавший над поселком. За ужином продолжили дегустировать вина, а часа через два, надегустировавшись вдоволь, отправились гулять по набережной. Свет фонарей, призывные огни богемных заведений – арт-ресторанов, дискотек, кафе – всё завертелось перед нашими глазами и понесло плененное вином сознание в нирвану... Правда, моя нирвана развеялась довольно скоро. Маша вдруг стала заговаривать с посторонними мужчинами, знакомиться с ними, а те велись: непросто удержаться, когда с тобой знакомится прелестная блондинка.

Я тут же протрезвел. Уж очень не хотелось потерять мне Машу. Не в том высоком смысле, в котором я ее, похоже, потерял, а в самом прозаическом. Чтобы наутро не разыскивать ее помятое, едва проспавшееся тело в палатках уличных художников, лачугах музыкантов и поэтов.

И на фига мне это счастье? Ни выпить, ни расслабиться! Все время начеку: следи, чтоб не сорвалась с поводка и ни во что не влипла! Да, нелегко быть обладателем подобного «сокровища»...

Чтобы направить нездоровый интерес к мужчинам в иное русло, поведал Маше парочку историй из личной жизни. В ответ она мне рассказала несколько своих. Все эти истории давно стерлись у меня из памяти, кроме одной. Признаться, я не ожидал такого...

Приехал как-то к Маше очередной любимый из столицы, с которым познакомились в сети. Приехал не один – с приятелем. Цветы, подарки – всё как полагается, еще и ужин в ресторане, да не простой – торжественный. Пока любимый занимался организацией вечера, куда-то ездил, что-то покупал, красавица скучала и, чтобы скрасить ожидание, разговорилась с приятелем любимого. Слово за слово, короче – трахнулись... И тут как тут любимый – сразу понял всё.

– Маша, так ты же блядь! – не удержался я.

– Да...– неуверенно сказала она. – Но это было всего один раз в жизни!

«Один раз – не Тинто Брасс, – подумал я и, вспомнив сегодняшний вечер, заключил: – Пьяная баба себе не хозяйка».

– И что потом?

– Что?.. Орал, естественно, всё бросил и уехал. И удалил из всех друзей...

– Ну правильно! А ты чего хотела?

– Сама не знаю... Но представляешь, через год мы подружились вновь! Пока только в сети...

– Великолепно!

 

Следующим утром мы как ни в чем не бывало купались в море и загорали на пляже. К обеду возвратились в номер и обнаружили на террасе заспанного соседа. У него как раз был сеанс связи с женой, которой он в очередной раз объяснял, почему проспал и клялся, что уедет завтра непременно. А дальше все происходило по вчерашнему сценарию. С той лишь разницей, что покидая нас, сосед подарил мне на прощание баночку французского снотворного и выразил надежду, что завтра мы уж точно не увидимся. И правда, наутро его номер был пустым. То ли приехала сама, то ли кого-то наняла, чтобы доставить тело к самолету, но факт есть факт.

В полдень и мы уехали из Крыма, а через неделю расстались. Навсегда. Да, было больно, но все проходит, прошло и это. Маша вернулась к поискам очередного суженого, а я... я тоже вернулся к своим поискам – скорее по инерции, чем по необходимости, даже не задумываясь, зачем все это нужно.

* * *

Такая приключилась у меня любовь по расчету. А может, не любовь, а лишь влюбленность?.. Отчего-то вспомнились Машины слова: «Когда расстанемся совсем, тогда и продолжу... искать». На что ответил ей: «А я, когда расстанемся совсем, поставлю песню Катамадзе "Once in the street" и буду тихо плакать, понимая, что последняя любовь в моей беспутной жизни... прошла».

0:00 / :

23 ноября 2017

divider girl

Комментарии  

Рудольф
0 # Рудольф 21.07.2018 15:23
Да не боись, любимый мой читатель, продолжение не заставит себя долго ждать! Правда, продолжение будет не таким слезливым)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий


Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.
Подробнее OK