В то время, как, усевшись на землю рядом с контрольно-следовательной полосой, я обматывал тряпками подошвы армейских ботинок, чтобы не оставлять явных следов предательства родины, мои друзья орали друг на друга в палатке. Эйнштейн настаивал на немедленной перлюстрации послания; Юппи возражал, что, как интеллигентные люди, они не имеют права. Активное начало нашей дружбы довольно скоро одержало вверх.

"Любовь моя! Я долго боролся со своим ангелом, но не победил его. С большим трудом мне удалось добиться ничьей. Ему полностью отошло содержание, а мне досталась лишь форма. Зато я могу менять ее по своему усмотрению. Счастливого конца, как видишь, не получилось. Прости меня, если сможешь.

Владение формой не приносит счастья, но оно оставляет надежду. Давай, назначим свидание?

Пусть ты отправишься однажды с друзьями в путешествие по Востоку. Пусть вас застигнет в пустыне песчаная буря, и вы найдете убежище в бедуинском лагере. Вам понадобится "далиль" - проводник, и старейшина выделит вам молчаливого спокойного мужчину в самом расцвете сил с лицом, закрытым куфией по глаза. Вы будете долго бродить по пустынным горам. Выбившиеся из сил люди начнут роптать: "Куда он ведет нас! Он и сам не знает дороги!" В какое-то мгновенье покажется, что бунт неминуем. Тогда, проводник обернется и на чистейшем русском языке скажет: "Вам не о чем беспокоиться, друзья. Я прекрасно знаю свое дело!" Ты вздрогнешь: "Мартын?.." Я сорву с головы платок: "Любовь моя! Вот я!"

 

Конец

Добавить комментарий


Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.
Подробнее OK