Оглядывая меня, пока я со стонами пристегивал ремень безопасности, водитель такси явно пожалел, что не сделал этого раньше.

— Ты что, из Ливана вернулся? — пробурчал он с плохо скрываемым недовольством. — Или от военной полиции бежишь?

— От русской мафии спасаюсь, отец, — ответил я, тяжело дыша. — Если догонят — пришьют нас обоих. Так что, давай, жми в Иерусалим. Вот тебе горючее, в Иерусалиме получишь еще, — и я протянул ему двухсотшекелевую купюру. Это было уже на полтинник больше цены по счетчику. Хорошо, что банк отобрал у меня месяц назад кредитную карточку, и я был вынужден таскать с собой пачку наличных. Не было бы счастья...

Водила хмыкнул, с удовольствием принял деньги и с бесподобной наглостью израильских таксистов стал виртуозно подрезать все, что движется, уверенно пробираясь через заторы в сторону выезда из города. Через пять минут мы добрались до Аялона — широкой и относительно свободной автострады, ведущей в Иерусалим.

Я закурил и попытался расслабиться, насколько это позволяли полученные увечья и адреналиновый шок. То, что мне удалось от них уйти, было чудом, а чудеса имеют свойство случаться редко, поэтому я не могу теперь позволить себе даже малейшего прокола. Почти наверняка, ребята, которые меня взяли, были из БАМАДа, а те, что напали на них, — из ЯМа. Может быть, стоило подождать, пока ЯМ замочит БАМАД, и отдать себя под защиту одного из двух гигантов? Но даже если предположить, что в ЯМе я мог бы найти убежище, ведь неизвестно, чем закончилась драка возле площади Колоний. Так что, мое инстинктивное решение сделать ноги оказалось правильным. Теперь надо решить вопрос о том, где я могу отсидеться в ближайшие дни. Мне нужно такое место, в котором меня не станут искать хотя бы сегодня. А за сегодняшний день и вечер я попытаюсь себя обезопасить. Как? Сделать открытие Матвея достоянием гласности. Но кто мне поверит? Распечатка статьи и дискета остались у этого тихого подонка; о том, чтобы сунуться домой к своему компьютеру, не может быть даже речи: за домом уже, наверняка, следят. Копия есть только еще у Гарика. Как поведет себя шеф в этой ситуации? С одной стороны, он уже давно человек истеблишмента; с другой, вроде бы, своих до сих пор никогда не сдавал... Во всяком случае, надо попробовать...

— Шеф, дай-ка телефончик.

Таксист без разговоров передал мне свой мобильный телефон. За такие деньги он мне и танец живота станцует. Гарика не оказалось ни в редакции, ни дома. Ну да, он же сказал, что они с Комаром с утра заняты. Ладно, отложим на позже. А поеду я сейчас к Алине. Маловероятно, чтобы они стали искать у нее. С тем же успехом они могут прошмонать квартиры еще десятка-другого моих женщин. Не думаю, чтоб я был у них на таком глубоком приколе...

В Иерусалиме я велел таксисту высадить меня возле Биньяней ха-Ума напротив Центральной автобусной станции, доплатил ему еще полтинник и, дождавшись, когда он отъедет, остановил другое такси.

Добавить комментарий


Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.