Сегодняшний выпуск называется: «Все, что вы хотели знать о слове заин, но боялись поднять руку». Я подозреваю, что в читательской аудитории наряду с теми, кто знает об этом слове все, найдутся и такие, кто этого слова не знает вообще. Но, как известно, наше пособие рассчитано на широкий круг читателей, и мы постараемся удовлетворить все интересы и потребности.

Прежде чем начать, еще одно небольшое замечание. Сегодня я не буду писать на иврите, а оставлю лишь русскую транскрипцию. Причина проста: я боюсь. Меня не испугать ни кулаком, ни пулей, и вообще сам черт мне не брат, но мне всегда недоставало гражданского мужества. А после того, как некая дама направила образец одной из наиболее дерзких рубрик министру культуры Шуламит Алони и председателю руководства Сохнута Симхе Диницу, я стал параноиком. Самые грязные слова она подчеркнула желтым фломастером. Теперь я дую на воду. Извините, ребята: рак русит!

После такого затянувшегося введения вы должны были бы прищурить глаз и прикрикнуть: [йалла, тафсик лезаен т'hа-моах!] То есть: Ладно, чувак! Кончай нам мозги полоскать!

[лезаен эт hа-моах] означает, конечно, более сильное действие по отношению к мозгам, чем просто полоскание, но мы же интеллигентные люди! Обратите внимание, что в приведенной транскрипции я неспроста заменил эт hа на т'hа. Это стандартное сокращение, принятое в разговорном языке. Гусиные пупырышки восторга покрыли мою кожу, когда я узнал в свое время, что в обнаруженных в Кумране письмах Бар-Кохбы частичка эт перед определенным артиклем сокращалась точно таким же образом! Это означает, что возрожденный разговорный иврит независимо пришел к тому произношению, которое было принято почти две тысячи лет назад!

Кстати, о способах выражения восторга. Представьте себе, что вы сидите в удобном кресле, в руках — мартини, на голове — наушники, наполняющие все ваше существо дивной музыкой (выбор за вами). Вы показываете большой палец и, не слыша потонувшего в музыке собственного голоса, кричите: [хаци зиюн!] — Полжизни!

Художники: Миха Алюков, Арсен Д'Аниэль

Въедливый читатель возразит, что зиюн — это все-таки не жизнь. А я ему отвечу — кому как! Но если вы хотите прослыть человеком утонченным и не употреблять сомнительных слов, воспользуйтесь эвфемизмом [шлошет реваим] — три четверти. А от чего три четверти, как говорили у нас в детском саду, каждый понимает в меру своей испорченности.

А теперь простите меня за нескромный вопрос. Вы вожделели когда-нибудь? До боли в сердце, до дрожи в коленях? Можете не отвечать — знаю ответ...

...И после того, как все кончено и к вам постепенно возвращается способность мыслить, вы в ужасе проводите ладонью по лицу: что за наваждение? Мне ведь на работу, в прачечную, ребенка забрать из сада, на рынок заскочить...

Народная мудрость отразила эту ситуацию в следующей пословице: [кше hа-заин омед, hа-сехель шотек]. В моем весьма вольном, но лирическом переводе: Когда сердце рвется из груди, деятельность головного мозга временно прекращается.

Теперь вы знаете все, что нужно, чтобы смело вступить в новый, 1993 год. С Новым годом, дамы и господа!

 

Copyright © A.Kariv. All rights reserved.

Добавить комментарий


Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.
Подробнее OK