Крупская: «Что это ты пишешь, Володенька?»
Ленин: «Мандаты, Наденька!»

(Из анекдота)

Многие в Израиле утверждают, что у Рабина нет мандата на отдачу Голан. Более серьезное обвинение, бросаемое премьеру — «Да ты к тому же еще и не знаешь, как это сделать!» И тут будет своевременно ввести слово, в каком-то смысле созвучное «мандату» —

פטנט

[патент]. Кроме своего прямого смысла, «патент» может, в зависимости от контекста, означать также способ осуществления какого-либо дела, наблатыканность и даже то, что французы называют savoir vivre — «умение жить». Рассмотрим два примера:

סגן רג'בסקי, מה סוד הצלחתך אצל המין החלש? - יש לי פטנטים.

[сеген ржевский, ма сод hацлахатха эцель hа-мин ha-халаш? — йеш ли патентим!]
Поручик Ржевский, в чем секрет Вашего успеха у слабого пола?

С лаконичным ответом Ржевского на иврите, как это ни странно, довольно трудно сопоставить столь же короткую фразу по-русски. В развернутом виде она может звучать так: «О, у меня есть несколько довольно эффективных способов, прибегая к помощи которых я и добиваюсь известного успеха у дам». Шимон Перес, изучающий русский язык (во всяком случае, еще два года назад он его усердно штудировал), сообщил мне как-то, что русский язык «очень болтлив»; «сафа меод дабранит» — так выразился достопочтенный политик. И, как вы только что могли сегодня убедиться, он был прав!

ואללה! אתה רק שנה בארץ וכבר יש לך את כל הפטנטים!

[уалла! ата рак шана ба-арец ве-квар йеш леха эт коль hа-патентим!]
Е-мое! Всего-то год, как приехал в Израиль, и уже знаешь что к чему и что почем и очень точно!

Да простит мне Булат Шалвович эту скрытую цитату!

Перечитав эпиграф, я вдруг вспомнил, как Ленин учил языки. Если верить учебнику английского языка для средней советской школы 1978 года издания, Владимир Ильич надрючивал себя следующим образом: брал текст на иностранном, переводил его на родной, а затем, честно стараясь не подглядывать, переводил его обратно на иностранный. После такого тренинга он, вероятно, мог свободно изъяснять свои мысли и желания Иннесе Арманд; но учебник об этом умалчивает.

Опробуем методу Ильича; его, так сказать, патент. Как первести на иврит русские фразы типа «Ну, ты даешь!», «Ну, ты, братец, загнул!» или «А вот тут, друг мой ситный, ты перебарщиваешь!»? Все они переводятся одним простым словом

הגזמתה!

[hигзамта!] При совсем фамильярном обращении можете прибавить

מותק!

[мотек!]. Итак, мы лишний раз убеждаемся, что Ленин и Перес были правы: обратный перевод «агхиполезнейшая штука», а русский язык — «сафа меод дабранит». Кстати, тошнотворный русский оборот словесный понос имеет аналог в иврите —

דברת

[даберет].

 

Copyright © A.Kariv. All rights reserved.

Добавить комментарий


Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.
Подробнее OK