С возрастом я становлюсь слезлив и сентиментален, как пролетарский писатель Максим Горький. Все меньше забочусь о доблести, о подвигах, о славе; все больше живу воспоминаниями тревожной юности. Мои близкие с плохо скрываемым раздражением слушают по двадцать пятому разу одни и те же истории, но не находят их ни смешными, ни поучительными. Не знаю, мне они нравятся. Например, вот эта:

После двухнедельного пребывания в Польше, возвращаюсь я в Москву. На Белорусском вокзале понимаю, что у меня нет ключа от дома. Звоню туда — никого. Звоню знакомым, проживающим в ближайшем радиусе — глухо! Звоню другу, живущему на другом конце города, у которого есть ключ от моей квартиры. Несмотря на полуденный час, бужу его. Диалог происходит в таком приблизительно духе:

Я: Привет! Я вернулся!
Друг: Ааа... Классненько...
Я: Вот, на вокзале стою...
Друг: А...
Я: Ключа у меня нет от квартиры...
Друг: А... Ну?..
Я: X.. гну! Ключ давай вези, волк!
Друг (наконец, проснувшись, с одобрением): О! Не забыл еще язык, не забыл!

Даже если вам не было смешно, то сейчас вам станет поучительно. К чему я клоню? К тому, что язык очень забывается, и не иностранный даже, а родной. Так, например, я вдруг с ужасом понял, что не очень знаю, как сказать по-русски «кама ани хаяв?» Один мой друг утверждает, что сейчас принято говорить «Что я вам должен?» Некоторые, вероятно, именно так и говорят, хотя я и не уверен. Но зато я уверен, что на иврите многие вместо того, чтобы спросить «кама ани хаяв», спрашивают:

מה הנזק?

[ма ha-незек?] Буквально: Каков ущерб? Уместность употребления подобной вольности надо чувствовать. Подходящим будет, например, такой контекст:

מסעדה נחמדה מעוד. והאוכל הייה אשר. אבל תכף נראה מה הנזק.

[мис'ада нехмада меод. ве-hа-охель hайа эсер. аваль техеф нир'е ма ha-незек]
Очень приятный ресторан. И еда потрясающая. Сейчас узнаем, на сколько мы влетели.

Введем второго собеседника и продолжим этот диалог в дидактических, разумеется, целях:

לא מזיז לי כמה זה עלה. העיקר שנהנינו.

[ло мезиз ли кама зе аля. ha-икар ше-неhенену!]
Мне не важно, во что нам это обошлось. Главное, что мы получили удовольствие!

Надо ли объяснять, что эта часть нашего комикса призвана познакомить читателя с выражением

לא מזיז לי

[ло мезиз ли] — меня не колышет. Область употребления? — Политический обозреватель государственного телевидения Гади Сукенек позволяет себе этот оборот в интервью с премьер-министром:

אדוני ראש הממשלה, האם מזיז לך?..

[адони рош ha-мемшала, ha-им мезиз леха...]
Господин премьер-министр, наплевать ли Вам на то, что...?

Рисунки М. Алюкова

И заключительная часть нашего диалога:

אתה אמרת! טוב, זזנו.

[ата амарта! тов, зазну]
Раз ты говоришь... Ну что, двинули?

אתה אמרת

— подчеркивает не полное согласие или даже полное несогласие со словами собеседника. Во всяком случае, этой фразой вы показываете, что ваше дело — сторона.

(примечание редакции: см. также здесь)

זזנו

— стандартное выражение. В следующей рубрике мы, с Б-жьей помощью, продолжим разговор о словах с корнем «זז», а также расскажем о том, как будет по-арабски «с Божьей помощью».

 

Copyright © A.Kariv. All rights reserved.

Добавить комментарий


Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.