Некоторых западных штучек русскому языку никогда не переварить. Брокеров и дистрибьюторов население еще как-то воспринимает, потому что они воплощены в конкретных людях. Но зато слово «позитивный» вызывает большие трудности, ибо оно не имеет никакого соответсвия в российской реальности. Мы же, израильтяне, можем гордиться: у нас слово «позитивный» в реальности воплощено. Правда, в армейской, но другой у нас, похоже, и нет.

חיובי!

[хиюви!] — утвердительный ответ в армии обороны Израиля, а также в построенных по военному образцу переговорах водителей такси с диспетчером. И «хиюви», и его антоним «шлили», широко употребляются в обыденной речи. Примеры:

אתה בא למסיבה? - חיובי!

[ата ба ла-месиба? — хиюви!]

אתה מגיע לתחנה מרכזית? - שלילי!

[ата магиа ле-тахана мерказит? — шлили!]

Рисунки М. Алюкова

Давайте теперь вспомним капитана Жеглова, который в прошлом не раз помогал нам в наших лингвистических экскурсах. Какой была его коронная фраза, с помощью которой он заканчивал дискуссию? — «Я сказал!». Жег лов был человеком жестким, но не увиливал от личной ответственности. Познакомимся теперь с ивритским выражением, позволяющим умыть руки и переложить груз ответственности на собеседника:

אתה אמרת!

[ата амарта!] — Ты это сказал! (сравните с библейским «Ты это сказал, Каифа!»). Пример:

הבוס שלנו חרא של בן-אדם! - אתה אמרת!

[ha-бос шелану хара шель бенадам! — ата амарта!]

Перевод первой части этого маленького диалога очевиден: Наш начальник — дерьмо! Вторую часть, на мой взгляд, можно перевести так: Да. Но я этого не говорил!

(примечание редакции: см. также здесь)

 

Copyright © A.Kariv. All rights reserved.

Добавить комментарий


Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookie, необходимых для сохранения выбранных вами настроек, а также для нормального функционирования сервисов Google.
Подробнее OK